Новости‎ > ‎

Заседание историко-краеведческого клуба «Горизонт» по теме «Творческая судьба М. В. Нестерова».

Отправлено 30 мая 2017 г., 6:41 пользователем Галина Межуева
27
мая в библиотеке-филиале № 13 прошло очередное заседание историко-краеведческого клуба «Горизонт» по теме «Творческая судьба М. В. Нестерова». Заведующая библиотекой И. П. Заболоцкая рассказала собравшимся, что Михаил Васильевич Нестеров родился в Уфе 19 (31) мая 1862 в купеческой семье. Получил высшее художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1877–1881 и 1884–1886), где его наставниками были В. Г. Перов, А. К. Саврасов, И. М. Прянишников, а также в Академии художеств (1881–1884), где учился у П. П.Ч истякова. Жил преимущественно в Москве, а в 1890–1910 – в Киеве. Не раз бывал в Западной Европе, в том числе во Франции и Италии, много работал в Подмосковье (Абрамцево, Троице-Сергиева лавра и их окрестности). Был членом «Товарищества передвижников». Если ранние его исторические картины еще по-передвижнически сюжетно-бытописательны («Избрание Михаила Федоровича на царство», 1886, Третьяковская галерея), то позднее, как бы идя вослед В. М. Васнецову, он усиливает в своих образах фольклорные черты («За приворотным зельем», 1888, Саратовский художественный музей имени А. Н. Радищева), атмосферу религиозной легенды («Пустынник», 1888–1889, Третьяковская галерея). Под воздействием живописи французского символизма (П. Пюви де Шаванн и в особенности Ж. Бастьен-Лепаж) Нестеров подчеркивает идиллически-задушевное единство своих героев и окружающей природы. Таково знаменитое «Видение отроку Варфоломею» (будущему Сергию Радонежскому; 1889–1890, Третьяковская галерея), написанное близ Абрамцево, – картина, где чувством чудесного проникнуты в равной мере и фигуры, и типически-среднерусский пейзаж. С этих лет художник активно работает и в сфере религиозного монументально-декоративного творчества: росписи Владимирского собора в Киеве (1890–1895), где Нестеров выступил прямым продолжателем Васнецова; мозаики и иконы церкви Спаса-на-крови в Петербурге (1894–1897), росписи храма Александра Невского в Абастумани (1902–1904), Покровского храма Марфо-Мариинской обители в Москве (1908–1911). Здесь закрепляется традиция «церковного модерна», наполняющего канонические церковные сюжеты глубоким лиризмом. Не приняв революции, Нестеров уединяется в творчестве. Религиозные сюжеты (где мастер варьирует прежние мотивы) допускаются лишь на «экспорт», а единственная его постреволюционная выставка (1935) носит закрытый, «спецпропускной» характер. В эти годы художнику лучше всего удается выразить себя в портретах; он пишет людей искусства и науки как своего рода подвижников творческой аскезы. Таковы «Художники П. Д. и А. Д.Корины» (1930), «Академик И. П. Павлов» (1935), «Скульптор И. Д. Шадр» (1934), «Скульптор В. И. Мухина» (1940; все работы – в Третьяковской галерее) и др. В последние десятилетия жизни М. В. Нестеров увлеченно работал над воспоминаниями, которые вышли отдельной книгой (под названием «Давние дни») в год его кончины.
ą
IMG_4421.JPG
(1429k)
Галина Межуева,
30 мая 2017 г., 6:41
Comments